20.0787
18.0329

Экс-министр: "Восточное партнерство" не гарантирует Молдове вступление в ЕС

Опубликованно 12-05-2019, 15:00
Источник фотографии: facebook.com

Десять лет назад, 7 мая 2009 года, в Праге были подписаны документы об учреждении «Восточного партнерства». Это инициатива Евросоюза для шести стран: Молдовы, Беларуси, Украины, Армении, Грузии и Азербайджана.

Главной целью новой инициативы было заявлено «создание необходимых условий для ускорения политической и экономической интеграции между Европейским союзом и заинтересованными странами-партнерами» путем содействия политическим и социально-экономическим реформам в перечисленных государствах, передает экономическое обозрение logos.press.md

Через пять лет, в 2014 году, Молдова подписала с ЕС Соглашение об ассоциации, которое, в свою очередь, включает в себя создание углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли - DCFTA.

С тех пор, говоря о том или ином из указанных соглашений, некоторые общественные деятели приводят скопом факты, часть из которых «проходят по другому ведомству». То есть являются результатом действия других документов. Это создает определенную неразбериху.

Тем более, что сам факт учреждения «Восточного партнерства» (ВП) и вступления в него Молдовы часть аналитиков до сих пор считает ошибкой.

К ним относится, например, Андрей Стратан, в 2004-2009 годах работавший министром иностранных дел Молдовы.

В то время мы считали более правильным продолжать участие Молдовы в Пакте стабильности для Юго-Восточной Европы, на смену которому в 2008 году пришел Региональный совет сотрудничества,  сказал Андрей Стратан в интервью «ЛП».

Это более представительная и, соответственно, дающая больше потенциальных возможностей организация. Однако неожиданно для многих родилась идея создать «Восточное партнерство» как дугу-буфер между странами ЕС и не-ЕС. Мы не соглашались, но политические силы, которые пришли к власти в 2009 году, уже тогда активно настаивали на подписании учредительных документов.

Разницы между заявленными целями «Восточного партнерства» и Соглашения об ассоциации практически нет: в обоих документах записано, что они ставят своей целью углубление интеграции между Молдовой и ЕС в сфере политики, торговли, культуры и укрепления безопасности. Про возможность для Молдовы (равно как и для остальных государств ВП) в будущем стать членом ЕС не сказано нигде.

И это – первая основная деталь, о которой «забывают» политики, говорящие о «Восточном партнерстве».

Второй итог десятилетнего существования ВП: три страны, в него входящие, объявили о вступлении в ЕС как о своей стратегической цели (Молдова, Украина и Грузия). Хотя в Молдове, как известно, включить этот пункт в Конституцию страны до сих пор не удалось. Азербайджан, Армения и Беларусь считают более правильным суверенное и независимое развитие.

Показательным примером может считаться 5-й Саммит «Восточного партнерства», который прошел в Брюсселе в ноябре 2017 года. На нем снова не было сказано ни одного слова о перспективах вступления в ЕС для стран-участниц ВП, хотя некоторые из президентов этих стран в своих выступлениях достаточно прозрачно и настойчиво на это намекали.

Так, может быть, не стоит вызывать у европейских политиков явление когнитивного диссонанса и отнестись к ВП как к соглашению, перспективы которого на данный момент не совсем соответствуют ожиданиям государств-участниц? Либо принять формулировку «сближение, не предусматривающее членства в ЕС»?

Выступая во вторник на встрече министров иностранных дел Вышеградской группы и «Восточного партнерства», которая состоялась в Братиславе, министр иностранных дел и европейской интеграции Молдовы Тудор Ульяновский отметил, что «Республика Молдова хочет, чтобы «Восточное партнерство» продолжало быть успешной инициативой, но для этого требуется долгосрочная концепция, которая сочетает в себе углубление как политического диалога, так и секторального сотрудничества».

Глава молдавской дипломатии подтвердил готовность Молдовы активно участвовать в процессе размышлений о будущем «Восточного партнерства» и отметил важность этой инициативы для устойчивости и необратимости процесса реформ. Тудор Ульяновский рассказал об укреплении сотрудничества с ЕС в энергетическом и транспортном секторах с акцентом на инвестиционные инфраструктурные проекты, а также высказался за сближение уровня качества обслуживания в странах ВП со стандартами ЕС.

Говоря о конкретных результатах 10-летнего развития «Восточного партнерства», бывший замминистра иностранных дел и европейской интеграции (2013-2015), а ныне исполнительный директор Института европейской политики и реформ (IPRE) Юлиан Гроза сказал, что самым большим достижением за эти 10 лет стал безвизовый режим с ЕС. 

За пять лет почти два миллиона граждан Молдовы побывали в ЕС. Это стало большим преимуществом, особенно для молодежи, которая получила доступ к различным учебным программам, а также для сельхозпроизводителей и бизнесменов, которые расширили свои рынки сбыта.

Параллельно с Форумом гражданского общества ВП, IPRE ежегодно разрабатывает альтернативный Индекс «Восточного партнерства». В нем отображаются успехи (и неудачи), достигнутые шестью странами ВП в деле интеграции с ЕС; определяется уровень сближения с ЕС и степень демократического развития; сильные и слабые стороны стран ВП в этом отношении; а также даются рекомендации странам относительно процесса преобразования.

Сам по себе этот индекс никак не коррелирует ни с уровнем экономического развития страны, ни с независимостью судебной системы, ни с демократическими реформами. Год назад, когда IPRE отметил, что за прошедшие годы Молдова из «истории успеха» превратилось в «захваченное государство», наша страна стала лидером среди государств ВП по данному индексу. В этом году Молдову опередила Украина.

В свою очередь, МИДЕИ ведет учет выполненных и не выполненных запланированных мероприятий по сближению с ЕС. Судя по всему, по итогам Брюссельского саммита было принято решение, что партнерству нужны и какие-то материальные стимулы. «Посредством «Восточного партнерства» Евросоюз помог создать 10 000 рабочих мест, обучить 20 000 человек и выделить более 100 000 кредитов предприятиям. Мы улучшили доступ к бесплатным юридическим услугам, инвестировали в транспортные связи, продвинули гендерное равенство и помогли тысячам студентов в перемещениях между Европой и «Восточным партнерством»», - отметил тогда председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. И объявил о старте программы «20 конкретных задач на период до 2020 года», которая должна будет принести ощутимые выгоды гражданам.

В рамках этой программы Молдова получила помощь по нескольким направлениям. В 2017 году на проекты в следующих областях было выделено 56 млн евро: поддержка расширения прав и возможностей граждан участвовать в принятии решений на местном уровне; поддержка расширения доступа к финансированию в местной валюте для МСП и стартапов; поддержка стратегических коммуникаций и независимых СМИ;     инфраструктурный проект по строительству линий электроснабжения между Румынией и Молдовой; содействие пограничной миссии Молдова-Украина (EUBAM) с особым акцентом на урегулирование приднестровского конфликта.

В соответствии с годовой программой действий, на 2018 год было выделено 50,75 млн евро в следующих областях: инклюзивное социально-экономическое развитие двух основных регионов (районов Кахул и Унгень); мирное урегулирование приднестровского конфликта путем поддержки мер по укреплению доверия между двумя берегами реки Днестр; укрепление верховенства закона и антикоррупционных механизмов, таких как системы декларирования активов и возврата имущества, нажитого нечестным путем; поддержка учета гендерной проблематики в местной политике и борьбы с гендерным насилием; поддержка международных обменов молдавских студентов через программу Erasmus + и возможности мобильности для исследователей.

Кроме этого, Молдова получает поддержку от региональных программ для региона «Восточного партнерства», поддерживающих МСП, энергетику, транспорт, окружающую среду, доступ к финансам, развитие, а также общую бизнес-среду. Молдова также участвует в программах трансграничного сотрудничества, таких как Черноморская программа, Румынско-украинско-молдавская программа ENPI Land-Border Programme и Дунайская транснациональная программа.

Понятно, что выделение финансовых ресурсов и в рамках этой программы ВП несколько осложнило невыполнение Молдовой ряда условий ЕС, которое повлияло и на выделение макрофинансовой помощи, и на другие проекты (отказ от введения смешанной избирательной системы и мн.др.).

Поэтому, думается, пока стоит согласиться с Юлианом Гроза: основным достижением за 10 лет существования «Восточного партнерства» для Молдовы стал безвизовый режим, который позволяет гражданам страны путешествовать в страны ЕС и тратить там деньги, но не разрешает там легально работать и деньги зарабатывать.