19.5276
16.9232

Как по-гагаузски будет "горбыль" или для чего нужна Терминологическая комиссия

Опубликованно 21-12-2017, 16:34
Источник фотографии: gagauzmedia.md
Каждый год происходит множество научных открытий, появляются новые понятия, названия изобретений, которые пополняют лексическую базу языков. Кирпидон, лойс и орево, сигна, коворкинг и хронофаг. Нет, я не изобретаю эльфийский язык, а просто привожу неологизмы последнего времени. Погуглите (вот вам ещё одно слово) и вы убедитесь, что таких неологизмов сотни, если не тысячи. Эти неологизмы обогащают английский, русский и другие мировые языки. Но что насчёт гагаузского?

Sabaa.md публикует статью политического аналитика Вячеслава Крачун о важности терминологической комиссии. 

Новые термины используются современными авторами в литературных произведениях, их применяют в публицистике, новостях. Отдельная тема – интернет-сленг. Кликандер, фича, зашквар - эти и десятки других терминов, о которых вы даже не догадываетесь, уже вошли в обиход интернет-пользователей всего мира.  Через некоторое время часть слов забудется, но часть – войдёт в оборот. Сможет ли их переварить гагаузский язык? Как определить, где допустимо перенять английское звучание, а где – уместно сформулировать гагаузский аналог? И даже если сойтись во мнении относительно первого или второго варианта, то всё равно могут быть разные варианты написания.

Ещё один важный аспект – перспективы образования на гагаузском языке. В обществе ведутся дискуссии о том, насколько это реально, сделать гагаузский языком образовательного процесса. В действительности, такого выбора сегодня нет даже на гипотетическом уровне. Потому что, если представить, что власти примут волевое решение о переходе на гагаузоязычное образование, то никто не сможет его воплотить в жизнь именно из-за проблем с терминологией, которая ежегодно пополняется. Поэтому, пока не появятся условия для развития гагаузского языка, любые планы по его продвижению в обществе, в лучшем случае, будут полумерами, а в худшем – оторванными от реальности прожектами.

Что делать, что бы дискуссии о будущем гагаузского языка перешли в практическую плоскость? Можно ждать поддержки от властей Молдовы. Формально гагаузы вправе рассчитывать на государственную помощь. Но проблема в том, что ожидание уже длится не один десяток лет и, по-видимому, ещё долго будет продолжаться. Это как ждать, что бы ЖЭК поменял перегоревшую лампочку  в подъезде («они обязаны!») вместо того, что бы самому сделать это.

Определённые инициативы по развитию гагаузского языка в Гагаузии всё же звучат. Около полугода назад группа депутатов НСГ инициировала группу по разработке законопроекта в этой сфере. В ближайшее время, вероятно, они представят готовый документ. А пару недель назад своё предложение по этому вопросу презентовал депутат парламента Фёдор Гагауз. Он вышел с инициативой о создании Терминологической комиссии, призванной решать задачи развития гагаузского языка. Поскольку он не имеет полномочий законодательной инициативы в НСГ, парламентарий призвал осуществить эту процедуру башкана Ирину Влах, которая уже дала положительную оценку идее законопроекта.

Из названия проекта можно догадаться, что основной задачей Терминологической комиссии должна стать адаптация новых терминов и утверждение новых слов гагаузского языка, пополнение его новыми лексическими единицами, выражаясь по научному.

Точное название комиссии, принцип формирования её состава, компетенции и функции и пр. детали – предмет отдельного обсуждения. Если с принятием самой идеи на уровне властей автономии будет достигнуто понимание, то заинтересованные стороны уже будут думать, как и в какой форме её реализовывать.

Не нужно быть лингвистом, что бы понимать: лишь тот язык имеет будущее, который находится в постоянном развитии. И если посмотреть с этой точки зрения, то перспективы гагаузского языка неутешительны. И дело вовсе не в том (не только в том), что молодые поколения гагаузов плохо знают родной язык. Проблема в том, что даже те, кто вопреки всему выучил гагаузский, рискуют оказаться носителями архаичного, замкнутого на бытовой сфере знания. А знание, оторванное от прогрессивных реалий и не имеющее прикладного значения, в лучшем случае, превращается в объект профессионального интереса узкой группы специалистов. Как латынь, например. Но мы же не желаем гагаузскому языку судьбы латыни, не так ли?

П.С. В качестве примера, чем может заниматься терминологическая комиссия, приведу небольшую подборку терминов, утверждённых для широкого употребления на одном из заседаний аналогичной комиссии в Казахстане. Пусть это будет своего рода тестом. Попробуйте перевести слова из левой колонки на гагаузский. Сколько получилось из десяти?