20.3156
16.4219

OP-ED. Молдова и ЕС: диалог, завязший в старых проблемах, и новые ожидания

Опубликованно 5-03-2018, 16:07
Источник фотографии: facebook.com

Реализация начатых ранее реформ, удовлетворение граждан осязаемыми результатами и строгие условия выделения европейской помощи – таковы ключевые элементы Выводов Европейского совета, опубликованных 28 февраля 2018 года. Несмотря на указанные в документе многочисленные недостатки и проблемы, доминирующий в нём критический тон является дозированным, он уравновешен рядом позитивных оценок, несколько сдержанных и более редких. Sabaa.md публикует полную версию статьи политического аналитика Диониса Ченушэ, который был опубликован на Ipn.md.

Власти предпочли выделить поощрительные сигналы, содержащиеся в Выводах ЕС. Непарламентская оппозиция сосредоточилась на критическом духе документа, охарактеризованного Майей Санду как „жёсткое предупреждение” для Демократической партии.

Очевидно, что в документе преобладают замечания. Хотя ЕС использует конструктивный лексикон, он не избегает того, чтобы конкретизировать слабые пункты реформ в юстиции, в сферах противодействия коррупции, обеспечения плюрализма в СМИ, расследования и наказания виновных в совершении банковских преступлений, избирательной системы и финансирования партий и т. д. Документ успешно отображает критические области и, как никогда ранее, настойчиво повторяет, что оказание любой помощи, будь то бюджетной или макрофинансовой, обусловлено наличием реального прогресса реформ, особенно в плане их реализации. Кроме того, ЕС берёт под свою защиту гражданское общество, твёрдо поддерживает его активную и всеобъемлющую роль и участие в процессе принятия решений. Борьба с бедностью чётко указана в качестве одной из целей, которые должны быть достигнуты молдавскими властями в процессе выполнения ими обязательств перед ЕС.

С другой стороны, Брюссель  перечисляет нескольких важных секторов, в которых были зафиксированы положительные результаты. Во-первых, ЕС признаёт успехи в области макрофинансовой и финансовой стабилизации страны, позволившие вернуть доверие в отношениях с международными донорами, указывая на отношения с МВФ. Однако ЕС не склонен давать понять, будто речь идет о возвращении доверия Брюсселя к Кишинёву. Второй получивший позитивную оценку аспект заключается в соответствии критериям для дальнейшего действия либерализованного визового режима. Третье место занимает принятие законодательства, направленного против отмывания денег, и проведение отбора руководителей антикоррупционных учреждений (Национального органа по борьбе с коррупцией). Несмотря на эти оценки, европейские чиновники призвали к дальнейшим реформам, „решающей”  борьбе с коррупцией, обеспечению независимости правосудия, повышению привлекательности молдавской бизнес-среды и т. д.

Спустя два года после Выводов ЕС от февраля 2016 года, ставших первой жёсткой реакцией в отношении Молдовы, можно констатировать, что ЕС сегодня более близок к Молдове, чем молдавские власти – к Брюсселю. Иными словами, европейские учреждения демонстрируют, что они лучше знакомы со структурными слабостями страны и способны формулировать позиции, лучше привязанные к местным реалиям. В то же время, несмотря на традиционные обязательства в плане выполнения реформ, молдавским властям не удаётся избавиться от подозрений ЕС относительно фрагментарности, незаконченности и неустойчивости реформенной повестки дня. По этим причинам, хотя диалог молдавских влстей с ЕС активен и конструктивен, возвращение доверия европейцев потребует времени, предсказуемых, измеримых и прочных реформ, а также наличия собеседника, получившего легитимность по итогам свободных и честных выборов.

Старые проблемы и новые ожидания

По сравнению с жёсткой позицией, высказанной в феврале 2016 года, когда Демократическая партия начинала превращаться в эпицентр политической власти в государстве, критика, высказанная Евросоюзом в 2018 году, смягчилась вследствие некоторых, хотя и немногих, позитивных изменений (банковский сектор, либерализация визового режима и т. д.). В связи с полным вступлением в силу Соглашения об ассоциации в июле 2016 года и в результате углубления двусторонних отношений оценки Евросоюза стали более дифференцированными и глубокими, благодаря проникновению в закулисье, ранее недосягаемое для Брюсселя или слабо им понимаемое.

Сравнение документа, опубликованного в 2016 году, с представленным в 2018 году, показывает, что нерешёнными остались многие старые проблемы, такие как ненадлежащее управление, политизация институтов, системная коррупция. В то же время, спустя два года ЕС вновь напоминает о том, насколько значимы беспристрастность и независимость правосудия, плюрализм средств массовой информации, механизм демократических институтов, энергетическая безопасность и т. д. (См. Таблицу ниже)

Таблица. Сравнение Выводов ЕС от февраля 2016 года с Выводами от февраля 2018 года


 

Выводы от 2016 года

Выводы от 2018 года

Количество пунктов

13

27

Области, указанные в качестве проблемных

1. Банковский и финансовый сектор / расследование банковского мошенничества

2. Независимость правосудия

3. Борьба с коррупцией

4. Деловая среда

5. СМИ

1. Избирательная система

2. СМИ

3. Борьба с коррупцией

4. Борьба с отмыванием денег

5. Независимость правосудия

6. Банковский и финансовый сектор / расследование банковского мошенничества

7. Реформа местного самоуправления

8. Деловая среда

9. Защита интеллектуальной собственности

10. Энергетическая безопасность

Частота использования выражения

Строгие условия

0

2

Благосостояние граждан

1

5

Вовлечение гражданского общества

1

3

Коррупция

3

9

Отмывание денег

1

5

Средства массовой информации

3

5

 

Основательность документа от 2018 года показывает, что ЕС ведёт более эффективный мониторинг того, как на самом деле осуществляются реформы, в том числе – при посредничестве негосударственных структур (гражданского общества) и информации, публикуемой в независимой прессе.

Текущие ожидания европейцев от молдавских властей удвоились по сравнению с 2016 годом и затрагивают практически все сферы функционирования государства. Так, количество проблем не сокращается, а давление на власти увеличивается. Это должно приносить быстрые качественные изменения в условиях всё ещё ощутимого кризиса доверия в отношениях с ЕС.

Одновременно тот факт, что Евросоюз возвращается в выводах от 2018 года к старым проблемам, обозначенным в 2016 году, по меньшей мере 17 раз, иллюстрирует, с одной стороны, ограниченность доступных для Брюсселя рычагов, призванных содействовать реальным реформам. С другой стороны, это подчёркивает высокую степень устойчивости нынешней системы к нежелательным изменениям. Следовательно, строгим условиям, используемым ЕС при выделении бюджетной (программы) и макрофинансовой помощи, ещё предстоит доказать свою эффективность, учитывая способность политической системы к адаптации и самогенерации.


Сигналы относительно макрофинансовой помощи

Выводы ЕС от 2018 года транслируют сумбурные сигналы относительно макрофинансовой помощи. Упомянутые дважды строгие условия будут играть решающую роль в процессе предоставления любой европейской помощи. Только если условия будут выполнены удовлетворительным образом, ЕС сможет активировать предоставление финансовой поддержки.

Чтобы получить первый транш из помощи в 100 миллионов евро, молдавские власти должны выполнить отраслевые условия (IPN, 12 февраля 2018 г.), которые чётко указаны в Меморандуме о взаимопонимании от 2017 года, а также „соблюдать предварительные политические условия”.

Есть некоторые сигналы, подтверждающие предположение о том, что ЕС может перечислить первый транш макрофинансовой помощи в ближайшем будущем, хотя и позже, чем это первоначально прогнозировалось – к июлю 2018 года.

Во-первых, хотя в них и описан ряд проблемных реформ, Выводы ЕС не содержат ни малейшего намёка на то, что рассматривается возможность блокирования первого транша. Напротив, имеются все признаки того, что ЕС требует продвижения вперёд реформ в 10 секторах, затрагиваемых первым траншем (реализация закона о борьбе с отмыванием денег, улучшение деловой среды, укрепление антикоррупционных учреждений и т. д.).

Во-вторых, в документе упомянуты мониторинг выборов и то, каким образом будет применяться смешанная избирательная система. Таким образом, ЕС никоим образом не требует возврата к пропорциональной системе в обмен на первый транш из макрофинансовой помощи. Тем не менее, ясно, что остальные транши будут зависеть от того, как будет применяться на практике смешанная система.

Окончательное решение относительно оценки условий оказания помощи может быть представлено на заседании Совета ассоциации ЕС–Молдова, намеченном на апрель. До тех пор отчёты об оценке, которые готовят европейские учреждения, должны быть завершены и, в обязательном порядке, одобрены.


Вместо заключения...

Европейский союз далеко не удовлетворён тем, как проводится большинства реформ, ответственность за которые Кишинёв взял на себя при подписании Соглашения об ассоциации. По этой причине в 2018 году Брюссель вынужден возвращаться к старым проблемам, отмеченным ещё в 2016 году.

Выводы ЕС взвешенным образом сканируют чувствительные точки реформ, но используют критический тон в отношении качества реформ, многие из которых только начаты и ещё далеки от того, чтобы принести результаты. Акцент на важности гражданского общества и средств массовой информации является аргументом в пользу того, что для ускорения реформ и с целью инвестировать в демократические институты ЕС делает ставку на негосударственные структуры, легитимность которых превосходит легитимность властей.

Выделение первого транша, по-видимому, возможно в ближайшем будущем, даже несмотря на неприятную смешанную систему, которая может стать препятствием на пути последующих траншей. Благоприятное решение пока не гарантировано, но оно зависит от тех действий, которые будут предприняты властями до апреля. ЕС выделит деньги только в том случае, если ощутит наличие у него достаточного прикрытия в виде конкретных результатов, позволяющих смягчить обвинения в том, что он поддерживает правящую партию в год выборов и в обмен на частичные реформы.