19.7119
16.8184

Итоги Съезда депутатов всех уровней или как в Комрате выясняли, какие угрозы для Гагаузии самые главные

Опубликованно 24-04-2018, 10:30
Источник фотографии: facebook.com
Центр игнорирует и нарушает полномочия Гагаузии, поскольку нет конституционного закрепления автономного статуса. А еще в регионе нет общей стратегии и тактики защиты своих законных прав и полномочий. Перед какими вызовами стоит автономия и какие вопросы актуальны для политического класса Гагаузии? На эти вопросы попытался найти ответ политолог Вячеслав Крачун в статье для IPN "В Комрате выясняли, какие угрозы для Гагаузии самые главные".

Реакция на угрозы

Центральные власти Молдовы ущемляют полномочия Гагаузской автономии, принижая её политический статус, а существующие экономические проблемы ещё больше усугубляют положение региона, вынуждая местное население уезжать в другие страны. Как отвечать на эти вызовы и чему уделять приоритет? - эти вопросы обсуждались на Съезде депутатов вех уровней Гагаузии, который прошёл 21 апреля в Комрате.

Мероприятие, унаследовавшее название у похожих мероприятий, проходивших в регионе в ранних 90-х, собрало народных избранников автономии, в том числе башкана и членов Исполнительного комитета, депутатов Народного собрания, примаров и советников населённых пунктов. В законодательстве автономии ни одного упоминания о такой форме собраний нет. Тем не менее, такие съезды проводятся в Гагаузии раз в несколько лет, и позиционируются как реакция общества и местной политической элиты на существующие перед автономией угрозы.

Поводами для организации съезда послужили несколько событий, среди которых отмена судом ряда статей Уложения Гагаузии, наделяющих депутатов НСГ правовым иммунитетом, а так же многочисленные акции последних месяцев, проводимых унионистскими движениями. Предпосылкой к проведению съезда послужило и отсутствие всяких результатов в деятельности Рабочей группы депутатов Парламента и НСГ по обеспечению функциональности Гагаузской автономии.

Что первично: политика или экономика?

Главным лейтмотивом всех выступающих на съезде была проблема несоблюдения положений Закона «Об особом правовом статусе Гагауз Ери». Причём, в качестве примеров многие выступающие ссылались как на центральные власти, так и на местных избранников, действия которых зачастую тоже идут в ущерб автономному статусу Гагаузии.

Взгляд на проблему полномочий Гагаузии, который озвучила башкан Ирина Влах, в гагаузском информационном пространстве звучит довольно редко. Она рассказала о взаимозависимости большой политики и региональной экономики и задалась вопросом, какой из двух сфер нужно уделять приоритетное внимание.
Все башканы Гагаузии сталкиваются с одной проблемой - что первично: политика или экономика региона? Что решать в первую очередь?, задалась вопросом Влах. 
В качестве примера она привела проблему миграции в регионе, которая существует не один десяток лет. Как отметила башкан, эта проблема возникла не из-за ущемления полномочий автономии, а потому, что местные власти не смогли создать условия для развития экономики. Из этого глава Гагаузии пришла к заключению, что при всей важности отстаивания полномочий региона, первостепенным приоритетом должны быть вопросы социально-экономического плана, решение которых создало бы условие для возвращения мигрантов домой.

Проблема выбора политических и экономических приоритетов звучала и в выступлении депутата Парламента от Демократической партии Николая Дудогло. Он рассказал о структурных реформах, которые проводит правительство и о том, как эти реформ повлияли на Гагаузию.
В тот момент, когда Правительство проводило реформы, Гагаузия оказалась расколотой и центральные власти обыграли нас на 100%. Нам дали большой бюджет, мы получили европейские гранты, но у нас отняли много полномочий, заявил Дудогло.
Депутат сослался на реформу, когда территория республики была поделена на три региона развития – Север, Центр и Юг, и когда проводились преобразования в той или иной сфере, в большинстве случаев Гагаузию не принимали в расчёт как отдельный регион, объединяя её территориально с регионом Юг. В частности, большинство деконцентрированных служб, подконтрольных Правительству РМ, территориальные офисы которых раньше располагались в Комрате или районных центрах Гагаузии, теперь стали переводить в Кахул. Причиной такого развития событий Дудогло видит излишнюю доверчивость гагаузов молдавским политикам, которые не исполняли своих обещаний.

Акцент на политической составляющей сделал депутат от Партии социалистов Фёдор Гагауз. В своём выступлении он высказал мнение, что корнем проблем во взаимоотношениях Комрат и Кишинёва является отсутствие конституционных гарантий тех полномочий, которые содержатся в Законе «Об особом правовом статусе Гагауз Ери». Это же обстоятельство, по его мнению, предопределяет невозможность раскрыть потенциал экономического развития.
Провозгласив в 1994 году создание автономии Гагауз Ери, молдавские власти не создали полноценного правового механизма для взаимоотношений Центра с автономным регионом. В результате, предоставленные по закону полномочия, без закрепления их на конституционном уровне, оказалось возможным игнорировать, уверен Гагауз.
Парламентарий так же предложил руководству Гагаузии выйти с законодательной инициативой в Парламент, с целью внесения в Конституцию соответствующих дополнений.

Нет единства – нет полномочий

В целом, состоявшийся «съезд депутатов» не принёс сюрпризов. Его повестка была предсказуемой и, в целом, показала стабильность содержания политического дискурса автономии. Последний раз аналогичное мероприятие проходило в автономии 4 года назад, по следам известного местного референдума о внешнеполитическом векторе. Анализ резолюций прошлого и нынешнего съездов показывает, что большая часть вопросов «перекочевала» из 2014 в 2018 год. Речь идёт о закреплении полномочий автономии на уровне Конституции, об упрёках в финансовом ущемлении и апелляция к международным, в основном, европейским структурам с просьбой содействия в урегулировании спорных вопросов с Кишинёвом.

Взгляд на диалог с Комратом с кишинёвской колокольни в силу объективных причин предполагает сохранение текущих тенденций. С одной стороны, можно допустить, что среди национальной политической элиты существуют разные точки зрения на будущее Гагаузии - от постепенного демонтажа политической составляющей и низведения региона до культурной автономии, до укрепления политического статуса с целью приобретения в лице гагаузских избирателей стабильных сторонников. Но проблема состоит в том, что сторонники второго сценария имеют мало шансов реализовать его на практике, причём из-за гагаузской стороны.

На сегодняшний день Кишинёв не видит в Комрате единого партнёра, который бы выражал консолидированную точку зрения на весь спектр имеющихся вопросов. Есть башкан с одной позицией, есть НСГ с другой, есть депутаты парламента Молдовы из Гагаузии, которые так же относят себя к гагаузской стороне, но в силу своей инкорпорированности в национальные политические структуры, так или иначе, представляют интересы партий. Пока будет сохранятся эта многоголосица , полномочия Гагаузской автономии, скорее всего, будут теряться. Не из за злой воли каких-то политиков, а в силу свойства политических законов. Если на государственную систему не оказывается эффективное воздействие с низов, если на местах полномочия никто не отстаивает, то в государстве естественным образом начинают преобладать процессы централизации. Этот же принцип относится и к лоббированию экономических интересов региона.