19.7119
16.8184

В Гагаузии взялись за спасение гагаузского языка

Опубликованно 15-05-2018, 19:27
Источник фотографии: facebook.com

Главной целью создания АТО Гагауз Ери было удовлетворение национальных потребностей и сохранение самобытности гагаузов, прежде всего, посредством сохранения и развития их национального языка. Однако, после 23 лет существования автономии ситуация с национальным языком здесь только ухудшилась. Недавно в Комрате был презентован законопроект о расширении сферы применения гагаузского языка, который, казалось бы, призван перевести разговоры о спасении родного языка в практическое русло. Тем не менее, проект разделил гагаузское общество: признавая благими цели инициативы, многие посчитали, что закон не сможет работать на практике и, более того, может стать источником межнациональной напряжённости.

Благие намерения

С инициативой о разработке законопроекта, который бы укрепил позиции гагаузского языка в автономии, выступили депутаты Народного собрания Гагаузии Екатерина Жекова, Елена Карамит и Михаил Железогло. Свою идею они представили почти год назад. С тех пор авторы провели серию брифингов, а так же консультаций и обсуждений с лингвистами и работниками образовательных учреждений. В виде законопроекта инициатива была обнародована в начале этого года, а 11 мая авторы провели публичные слушания.

Костяк законопроекта составляют положения, отражающие политику применения гагаузского языка в системе образования и публичной сфере. В частности, проект закона предполагает формирование языковой среды в детских садах автономии, перевод ряда школьных дисциплин на гагаузский язык обучения, а так же финансовое мотивирование учителей, преподающих на гагаузском, требования к представителям властей автономии владеть гагаузским языком, продвижение гагаузского языка в сфере культуры.

Год назад депутаты Жекова, Карамит и Железогло презентовали свою идею как «инициативу о спасении гагаузского языка». Такое название не лучшим образом подходит для нормативного акта, но вполне адекватно характеризует положение родного языка гагаузов. Несмотря на официальный статус на уровне региона, гагаузский язык не только мало используется в публичной сфере, но даже в бытовом общении он постепенно отходит на второй план, будучи вытесняемым русским. С этой точки зрения, меры, предложенные авторами законопроекта, выглядят вполне уместными.

Правовые недостатки 

Если важность поддержки гагаузского языка мало у кого вызывает сомнения, то в правовом отношении инициатива вызывает ряд вопросов, которые и были озвучены на слушаниях 11 мая.

В частности, начальник Главного управления образования Гагаузии Софья Торлак отметила, что целый ряд законов автономии дают возможность использовать гагаузский язык в полной мере. И в этом контексте, считает Торлак, представленный группой депутатов законопроект не привносит ничего нового.

Торлак, в частности, назвала местный Закон об образовании, в котором содержится довольно много положений об использовании гагаузского языка в образовательном процессе. Что касается применения языка в публичной сфере, то это регулируется действующим Законом о функционировании языков на территории Гагаузии. Причём, легко обнаружить, что некоторые статьи нового законопроекта не только дублируют действующие нормы, но и противоречат им.

Так, по новому законопроекту все представители органов власти Гагаузии начиная с 2021 года должны владеть гагаузским языком и использовать его на службе. Более того, это требование является условием при утверждении их на должность. Однако, на территории автономии в качестве официальных, помимо гагаузского, на равных так же действуют государственный и русский языки. И в действующем местном Законе о функционировании языков в части делопроизводства, переписки между органами власти автономии и обращения граждан даётся право свободного выбора одного из трёх языков.

Противоречит существованию трёх официальных языков на местном уроне и требование нового законопроекта о том, что бы рабочие заседания органов власти, от местных советов до НСГ и Исполкома, проводились бы на гагаузском языке. Особенно много вопросов данный законопроект может вызвать в населённых пунктах автономии с преимущественно негагаузским, либо со смешанным населением.

Активно представленные на публичных слушаниях директора и преподаватели учебных заведений в отношении предлагаемого законопроекта разделились во мнениях. Часть из них поддержала проект закона, отметив, что бедственное положение языка требует принятия срочных мер по его спасению. Другие указали на сложности его применения, в частности, на то, что под угрозой увольнения окажутся многие учителя, которые без наличия терминологической базы и необходимых дидактических материалов не потянут перевод ряда предметов на гагаузский.

Среди тех, кто однозначно поддержал закон был экс-директор Научного центра Гагаузии Пётр Пашалы. Он был категоричным не только в оценках, но и в аргументации, выступив за то, что бы «20 процентов не диктовали 80-ю процентами».

В чём решение?

Примечательно, что «спасение» гагаузского языка происходит в автономии, где более 80% жителей составляют гагаузы, и где нет ни одного запрета на его использование в публичной сфере, коммерции или на бытовом уровне. Если действовавшие до сих пор законы в этой сфере не улучшили ситуацию с родным языком, то появление ещё одного законопроекта так же не даёт никаких гарантий.

С этой точки зрения, куда более интересная тема для дискуссий – какие инструменты можно использовать помимо законодательных мер, что бы гагаузский язык получил шанс на спасение. Возможно, решение в этом смысле нужно искать в активности гражданского общества, а не в сочинении новых законов чиновниками.

автор: Вячеслав Крачун, источник IPN